25 Январь 2013

23 января 2013 года в Независимом пресс-центре в Москве состоялся круглый стол "Страсбургские посиделки", регулярно организуемый Центром содействия международной защите. На этот раз темой обсуждения стали правовые аспекты международного усыновления в свете "закона Димы Яковлева" и международных стандартов.

Как известно, новый закон запрещает усыновление российских детей-сирот гражданами США. В связи с этим в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) Центром содействия международной защите подана коллективная жалоба от имени американских семей, которые собирались усыновить детей в России, но не успели завершить эту процедуру до 1 января 2013 года.

Как сообщила руководитель проектов Центра содействия международной защите, Комиссар и член Исполнительного комитета Международной комиссии юристов Каринна Москаленко, всего подали жалобу четверо заявителей. Все дети-сироты, о которых в ней идет речь – инвалиды, не нашедшие родителей в России.

"Я хотела бы поговорить об известных нам безобразиях, которые происходят по стране", – сказала адвокат, открывая мероприятие.

Кроме Каринны Москаленко (находящейся в настоящий момент в Страсбурге и связавшейся с Независимым пресс-центром с помощью Skype), в дискуссии приняли участие ее коллеги Валентина Бокарева и Мария Самородкина. Также по конференц-связи к ним присоединились Джина Колман из Солт-Лейк Сити – приемная мать, одна из заявителей жалобы в ЕСПЧ и Наталья Никифорова – главный врач дома ребенка в Санкт-Петербурге. Роль еще одного докладчика и ведущей круглого стола исполняла журналист Виктория Ивлева.

По данным Виктории Ивлевой, всего американцев, воссоединение которых с их приемными детьми из России было остановлено в связи с принятием "антимагнитского" закона, насчитывается около 1000.

Перед началом обсуждения собравшимся был продемонстрирован видеосюжет, снятый Викторией Ивлевой, о поездке, которую она совершила вместе с американской супружеской парой в дом ребенка в подмосковной Коломне. По словам журналистки, до последнего момента ни она, ни приемные родители не знали, отдадут ребенка или нет, хотя решение суда состоялось еще до принятия "закона Димы Яковлева". Кода же ребенка все-таки отдали, препятствия начала чинить Федеральная миграционная служба (ФМС). Но в конце концов семья уехала в США в полном составе.

"Это было необыкновенно тяжело. У женщин Госдумы, проголосовавших за этот закон, потерян материнский инстинкт, иначе они не пошли бы на такую жестокость", – поделилась впечатлениями Виктория Ивлева.

Журналист рассказала и о других выявленных ею случаях противоправного и черствого поведения российских чиновников.

Так, по ее данным, во Владивостоке судья по фамилии Наконечная, выдавшая положительное решение об усыновлении американской паре, которое вступило в силу 10 января 2013 года, затем стала требовать его обратно. Уже после истечения установленного законом месячного срока областной прокурор Витютнев обжаловал это решение. В результате его исполнение было отложено.

В Брянске супружеская пара из США, получив положительное решение суда об усыновлении тяжело больной девочки, была вынуждена уехать без нее к себе на Родину, потому что ФМС России пообещала выдать ребенку паспорт только через месяц. Девочка осталась в доме ребенка, к которому она уже не имеет никакого отношения.

"Я считаю, что это факты абсолютной трусости", – заявила Виктория Ивлева.

В свою очередь, Джина Колман рассказала собственную историю. Будучи по специальности социальным педагогом, она решила усыновить ВИЧ-позитивную девочку из России. "У нее отставание в развитии, ей нужна терапевтическая программа. Я как специалист знаю, о чем я говорю", – сказала Джина Колман.

Биологическая мать отказалась от ребенка сразу после родов. В графе "отец" стоит прочерк. За те 2,5 года, которые девочка провела в детском доме, к ней никто не приходил.

"Ей сказали, что я ее мама. Люди, которые следят за ней в детском доме, говорят, что она спрашивает обо мне. Пожалуйста, сражайтесь за мою девочку, сотни людей молятся за нее", – говорится в письме Джины Колман, которое зачитала Виктория Ивлева.

Джина Колман убеждена, что поскольку процедура усыновления была запущена старому закону, то российские власти должны ей позволить завершить начатое.

О судьбе еще одного больного ребенка – мальчика из Санкт-Петербурга по имени Николас рассказала Наталья Никифорова.

Николас родился 30 марта 2011 года с диагнозом "буллезный эпидермолиз" (его также называют "синдромом бабочки"). У людей, страдающих этим неизлечимым генетическим заболеванием, чрезвычайно чувствительная кожа, при прикосновении она лопается глубокими ранами.

"Такие малыши не имеют никакой надежды на усыновление в РФ", – пояснила Наталья Никифорова.

Однако в США для Николаса нашлась приемная семья. Это Тона Крукер – друг супружеской пары, некоторое время назад усыновившей сироту Антона, который страдает той же болезнью. Познакомившись с Антоном, проникшись к нему участием и узнав, как нужно ухаживать за такими детьми, Тона Крукер решила усыновить малыша с буллезным эпидермолизом.

"Мне абсолютно неважно, из какой страны будущие родители Антона, потому что это для него вопрос жизни", – сказала Наталья Никифорова.

Но теперь у Тоны Крукер и Николаса нет никакой надежды, потому что американская мама не успела не только подать документы в суд, но и познакомиться с мальчиком.

"В этом случае наши надежды только на царскую милость", – констатировала Виктория Ивлева.

"Тона – очень мужественный человек. Людям, которые соглашаются взять детей с такой болезнью, нужно ставить памятники, а не преграды", – выразила мнение журналист.

"Мы считаем, что те граждане, которые вступили в контакт с ребенком, прошли все процедуры, уже являются родителями. В данном случае нарушены статьи 3 ("запрещение пыток"), 8 ("право на уважение личной и семейной жизни"), 13 (право на эффективное средство правовой защиты") и 14 ("запрещение дискриминации")", – прокомментировала суть жалобы в ЕСПЧ Валентина Бокарева.

Она также отметила, что адвокаты Центра содействия международной защите будут просить Страсбургский суд рассмотреть это дело в приоритетном порядке.

"Этот закон обладает признаками так называемого неточного закона", – считает Мария Самородкина. Она обозначила круг правовых вопросов, связанных с поданной жалобой:

"Имело ли место вмешательство в семейную жизнь? Насколько оно необходимо в демократическом обществе? Преследовало ли оно законную цель?"

Последний вопрос Мария Самородкина назвала "очень дискуссионным". Ведь принятие "закона Димы Яковлева" – и это не скрывают российские власти – стало ответом на американский Акт Магнитского.

Теперь в этих вопросах предстоит разбираться Европейскому суду по правам человека.