27 Октябрь 2011

В качестве докладчиков выступили известные адвокаты, сотрудники Центра, Каринна Москаленко и Анна Ставицкая. В этот раз в фокусе внимания собравшихся оказались три российских дела, которыми занимается сейчас Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) - Натальи Гулевич, Тимура Идалова, а также дело о катынском преступлении. Все они касаются нарушения таких фундаментальных положений Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как запрет пыток и право на жизнь.

О плачевном состоянии судебной системы России и неблагодарной, в таких условиях, работе адвокатов Каринна Москаленко с горечью заметила:

"Мы занимаемся имитацией. Открытое грубое нарушение прав - это плохо. Имитация - это страшно. Мы имитируем, что дышим свежим воздухом, что мы пьем чистую воду, что у нас есть выборы, что есть судебная система. Имитация полностью подменила всю нашу жизнь. Жизни больше нет, есть одна голая имитация".

Каринна Москаленко. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Первый доклад - Анны Ставицкой - был посвящен положению Натальи Гулевич. Наталья Гулевич - предприниматель, следствие подозревает ее в мошенничестве с кредитом, взятым в одном из московских банков.

В свою очередь защита утверждает, что уголовное преследование было инициировано банком с тем, чтобы отобрать у предпринимательницы ее бизнес.

Сама Наталья Гулевич свою вину тоже не признает.

Банк с Гулевич подписали договор, согласно которому предприятие передало ему в залог свои здания на Садовнической набережной стоимостью порядка 50 миллионов долларов и акции. В 2009 году Гулевич начала гасить кредит. Прошел первый транш, в сентябре этого года должен быть закрыт второй транш.

Обвиняемую уже более 10 месяцев удерживают в СИЗО, несмотря на президентские поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), запрещающие избирать такую меру пресечения бизнесменам. По словам Анны Ставицкой, адвоката заключенной, следствие и Тверской суд Москвы мотивируют арест тем, что Гулевич, якобы, занималась вовсе не предпринимательской деятельностью, а мошенничеством.

"Утверждают, что дважды два не четыре, а пять", - так прокомментировала Анна Ставицкая эти действия.

"Случилось так, что Наталья Гулевич оказалась в тюрьме, а здания - в аффилированной структуре банка", - рассказала адвокат.

За проведенное в СИЗО время состояние здоровья Натальи Гулевич резко ухудшилось и приблизилось к критическому. Полностью отказал мочевой пузырь. Из-за этого невозможно обходиться без катетера, который в тюремных условиях очень проблематично содержать в стерильном состоянии, а инфекция грозит заражением почек.

Однако тюремщики и суд говорят, что условия, в которых находится Наталья Гулевич в тюремной больнице, соответствуют неким "московским стандартам стационарной медицинской помощи".

В итоге в дело Натальи Натальи Гулевич вмешался ЕСПЧ, в рамках мер срочного реагирования потребовавший от России ответить на ряд вопросов. В том числе и на вопрос, почему обвиняемую в экономическом преступлении вообще взяли под стражу, вопреки обновленному УПК.

Жалоба в Страсбург была подана Анной Ставицкой 5 октября, и уже 7 октября последовала реакция ЕСПЧ.

"После этого случилось чудо. Сразу же появились толпы медсестер, которые постоянно промывают у моей подзащитной катетер, ее перевели в более лучшую больничную палату, дали два новых оделяла, поменяли матрас", - сообщила юрист.

Анна Ставицкая. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Вторым чудом адвокат назвала то, что Мосгорсуд отменил постановление о содержании под стражей Натальи Гулевич и вернул дело в суд первой инстанции (Тверской суд Москвы).

22 октября состоялось очередное заседание Тверского суда. Во время доставки туда из СИЗО Натальи Гулевич ее катетер сломали дверцей автозака, мочеприемник отвалился.

В результате судья Криворучко - невзирая на физическое состояние подсудимой, а также на решения Мосгорсуда и ЕСПЧ - вновь продлил Наталье Гулевич срок заключения.

Взявшая слово второй Каринна Москаленко рассказала о деле "Тимур Идалов против России", тоже стоящее на повестке дня в Европейском Суде. Примечательно, что ЕСПЧ счел жалобу российского гражданина, обвиненного в причастности к похищению человека, столь важной, что начал ее рассмотрение сразу в Большой палате, а не в Малой.

Как пояснила Каринна Москаленко, Тимура Идалова жестоко избили сотрудники правоохранительных органов, причем "не где-нибудь, не в начале следствия, а перед оглашением приговора в Хамовническом суде Москвы". И хотя подсудимый заявил об этом прямо во время оглашения приговора, должных мер по его защите и расследованию инцидента принято не было.

К этому следует также добавить, что Тимур Идалов был лишен председательствующим возможности участвовать в судебном процессе - его удалили из зала еще в самом начале, за попытку заявить отвод судье.

Третий доклад, сделанный также Анной Ставицкой, касался рассмотрения в ЕСПЧ дела о катынском преступлении - массовых расстрелах советскими чекистами в апреле-мае 1940 года почти 22 тысяч польских граждан, содержавшихся в разных лагерях и тюрьмах НКВД СССР.

6 октября в Страсбурге прошли слушания по этому делу. Истцами выступают 15 поляков - родственники 12 расстрелянных. Они требуют от России полностью рассекретить материалы дела о расстреле в Катыни и реабилитировать погибших. Истцы также обвиняют власти РФ в том, что они не провели тщательного и объективного расследования катынской трагедии.

Поскольку предметом рассмотрения Страсбургского суда могут быть только нарушения прав и свобод человека, закрепленных в Европейской Конвенции, заявители указывают на то, что Россия нарушила такие ее положения, как права на жизнь, запрет пыток и право на справедливый суд.