4 Март 2012

Репортаж HRO.org. Вера Васильева

28 февраля 2012 года в Независимом пресс-центре в Москве в очередной раз собрался круглый стол "Страсбургские посиделки". На этом мероприятии, ежемесячно организуемом Центром содействия международной защите, обсуждается новое в практике Европейского Суда по правам человека.

"Страсбургские посиделки" вызывают интерес не только у юристов, которые приходят на круглый стол для обмена опытом, но и у заявителей жалоб в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ), журналистов.

В этот раз в качестве основных докладчиков выступили адвокаты Мария Самородкина, Дмитрий Аграновский, Виолетта Волкова, Ольга Дружкова и глава Центра Каринна Москаленко. Основное внимание было уделено трем темам: процедуре выдвижения кандидатов на пост нового судьи ЕСПЧ от России, делу координатора "Левого фронта" Сергея Удальцова и проблеме исполнения решений Страсбургского суда.

Как напомнил Дмитрий Аграновский, истекает срок полномочий представителя России в ЕСПЧ - судьи Анатолия Ковлера. Россия предложила свои кандидатуры на этот пост, однако, по мнению некоторых наблюдателей, которое разделяет Дмитрий Аграновский, процедура отбора была не вполне прозрачной.

"Претендовать на должность судьи в ЕСПЧ от России может довольно широкий круг юристов, а в результате Министерство юстиции предложило "своих" кандидатов", - заметил адвокат.

Сейчас в Замоскворецком районном суде Москвы начинается судебный процесс, в котором Каринна Москаленко и Мария Самородкина пытаются оспорить такое положение вещей.

"Детали мне пока не хотелось бы разглашать, потому что еще рано давать оценки - до того, как мы услышим позицию Министерства юстиции", - сказала Мария Самородкина.

При этом она подчеркнула, что в данной ситуации, согласно законодательству, "бремя доказывания лежит на ответчике", то есть, Министерство юстиции должно представить свои доводы.

"Процедура выборов кандидатов регламентирована тремя резолюциями Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), мы полагаем, что некоторые рекомендации были нарушены. Будет интересно узнать позицию Министерства юстиции, являются ли эти резолюции обязывающими для РФ", - также заметила юрист.

Кроме того, Мария Самородкина полагает, что при отборе кандидатур не была учтена позиция гражданского общества. В частности, Московская Хельсинская группа планировала выдвинуть своих кандидатов, в числе которых был федеральный судья в отставке Сергей Пашин, пользующийся большим авторитетом в профессиональной среде.

Представляющая интересы Сергея Удальцова Виолетта Волкова рассказала о грубых правонарушениях, которые были допущены при рассмотрении в судах нескольких административных дел оппозиционера и содержании его под стражей.

Сергей Удальцов был задержан 4 декабря 2011 года у дома своего друга незадолго до акции "Левого фронта" против фальсификации выборов в Госдуму. Мировой судья участка №369 Тверского района Москвы Ольга Боровкова осудила его на 5 суток административного ареста "за неисполнение судебных решений".

"Чудеса" и "абсурд", как выразилась Виолетта Волкова, начались сразу. Те нарушения закона, с которыми столкнулась защита координатора "Левого фронта", уже дали основания для обращения в ЕСПЧ.

Адвокатов не впустили в здание суда, ссылаясь на "выходной день". Звонки в разнообразные структуры не помогли. "Таким образом, мы были лишены возможности защитить Сергея Удальцова в судебном заседании первой инстанции", - подчеркнула Виолетта Волкова.

В итоге со своим подзащитным Виолетта Волкова познакомилась только в Зюзинском районном суде.

"Оказалось, что Сергей Удальцов уже на тот момент не один день находился в состоянии голодовки. Выглядел он очень плохо. Мы сразу попросили отложить судебное заседание, но суд нам отказал. В результате Удальцову стало плохо прямо в зале суда", - рассказала Виолетта Волкова.

По ее словам, адвокатам приходилось постоянно сталкиваться с тем, что "ни сотрудники правоохранительных органов, ни даже судьи не знают законов". К Сергею Удальцову и к другим лицам применялись спецсредства, когда они не должны были применяться.

"Водят на наручниках, сажают в клетку, в "обезьянник". Нас не пускали к задержанному, если он не называл сам четко фамилию, имя и отчество своего адвоката, не представлял соглашение на момент задержания", - сообщила юрист.

Не прекратились такие проблемы и после того, как Сергея Удальцова поместили в больницу: "В больнице между нами и Сергеем было 25 метров, и эти 25 метров были непреодолимы. Потому что, с одной стороны, нас сдерживали, а с другой - Сергея сдерживал конвой, которого в больнице вообще быть не должно.

Конвоирование, согласно закону, прекращается в момент госпитализации".


На вопрос Виолетты Волковой, обращенный к конвою: "На каком основании вы здесь находитесь?" она получила ответ: "У нас приказ сверху".

"Есть такая тема в России, как "приказ сверху", который мы тоже не можем обжаловать, потому что доказательств этому мы получить не можем", - прокомментировала адвокат эту ситуацию.

Случай Сергея Удальцова далеко не единичный, политическая активность последних нескольких месяцев породила лавину подобных дел. В качестве примеров Виолетта Волкова привела истории с арестами автора антикоррупционного проекта "РосПил" Алексея Навального и одного из лидеров движения "Солидарность" Ильи Яшина.

Еще одна проблема, добавила Виолетта Волкова, заключается в том, что многие грубейшие нарушения прав административно арестованных и подсудимых невозможно зафиксировать, так как в суде не разрешаются видео- и фотосъемка: "Ее может разрешить только суд. Снятые без санкции судов видеодокументы эти же суды потом не принимают, так как считают, что они были сделаны с нарушением. Мы не можем в таких обстоятельствах в полной мере защитить права наших подзащитных, потому что установленной возможности фиксации всех нарушений нет. Фактически, суд, нарушая закон, себя тут же страхует. Страхует тем, что запрещает производить видеофиксацию". Нередко, по данным Виолетты Волковой, в суд не пускают публику, "при этом судья считает, что право на открытое судебное разбирательство было соблюдено, потому что в здание суда пресса и гражданские активисты были допущены".

В жалобе Сергея Удальцова, поданной в Страсбург, указывается на факты нарушения Россией в отношении оппозиционера статей 3 ("запрет пыток"), 5 ("право на свободу и личную неприкосновенность"), 6 ("право на справедливое правосудие"), 8 ("право на частную жизнь"), 10 ("право на свободу выражения мнения"), 11 ("право на свободу мирных собраний") и 18 ("политические мотивы преследования") Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В свою очередь, Каринна Москаленко затронула вопрос об исполнении решений ЕСПЧ.

Она напомнила, что первое решение Страсбургского суда по жалобе гражданина России было принято 10 лет назад - в начале 2002 года. Сегодня, когда в пользу российских заявителей было вынесено уже около 1300 решений, особенно остро встал вопрос о том, как их исполнять. По мнению Каринны Москаленко, подавляющее большинство решений не выполнено в полной мере.

Глава Центра содействия международной защите подчеркнула, что адвокаты не должны останавливаться на моменте принятия Страсбургским судом положительного решения. По мнению юриста, моральное удовлетворение заявителя, который признан жертвой нарушения, очень важно. Тем не менее, выплаты пострадавшему, которые назначает ЕСПЧ, как правило, символические. "Настоящие выплаты должны следовать и от государства, и от конкретных виновников - чтобы не мы, налогоплательщики, расплачивались за нарушения прав человека, допущенные совершенно конкретными лицами. Необходимо, чтобы эти нарушители знали свою ответственность", - сказала Каринна Москаленко.

О некоторых конкретных мерах, которые должны предпринимать адвокаты, рассказала Ольга Дружкова, реализующая в Центре Каринны Москаленко соответствующую программу.

"Чтобы эта программа стала эффективной, нужно работать не только каждому адвокату и каждому представителю заявителя, а организациям в целом, "Мемориалу", Центру содействия международной защите", - заметила юрист.

Кроме вышеупомянутых тем, на круглом столе обсуждались жалобы в ЕСПЧ российских граждан Константина Маркина и Тимура Идалова. Первое дело касается дискриминации молодых отцов, а второе - условий содержания под стражей.

Следующие "Страсбургские посиделки" должны состояться в марте.