14 Сентябрь 2010

13 сентября в Москве, в Независимом пресс-центре состоялись уже ставшие традиционными «Страсбургские посиделки», на которые собираются адвокаты и юристы, занимающиеся подачей жалоб российских граждан в Европейский суд по правам человека. Это не просто обмен новостями: на примерах российских жалоб адвокаты пытаются осмыслить, как в российских условиях работает институт Европейского суда и какое влияние он оказывает на правосудие, правоприменительную практику и законы. На таких встречах всегда много адвокатов из Центра содействия международной защите – именно они наиболее успешно ведут дела в ЕСПЧ.

В самом начале адвокат Елена Липцер рассказала о второй жалобе Платона Лебедева в ЕСПЧ, которая не так давно была признана судом приемлемой. В частности, жалоба была признана приемлемой по статье 18 Европейской конвенции по правам человека (пределы использования ограничений в отношении прав). Липцер отметила, что в практике Европейского суда есть только один случай позитивного решения жалобы по 18 статье: это дело «Гусинский против России». Напомним, что в мае 2004 года ЕСПЧ признал в деле Гусинского нарушение ст. 18 «Пределы использования ограничений в отношении прав» Конвенции во взаимосвязи со ст. 5 Конвенции, поскольку заключение Гусинского под стражу представляло собой злоупотребление властью: заключением под стражу власти намеревались не реализовать правосудие, а принудить Гусинского продать его медиа бизнес Газпрому на невыгодных условиях.

Липцер уточнила, что считает жалобу Платона Лебедева очень важной и прецедентной, ведь решение по ней Европейский суд может вынести уже после окончания судебного процесса по так называемому «второму делу» Ходорковского и Лебедева. Таким образом, впервые может произойти ситуация, когда уже после окончания «второго дела» по 6 статье Конвенции будет рассматриваться предыдущее, «первое дело». Липцер считает, что при таком раскладе существует вероятность отмены приговора по «первому делу» как незаконного и несправедливого, по которому Лебедев должен отбывать свой срок до 3 июля 2011 года.

В качестве примера Липцер рассказала о деле «Гладышев против России», в котором Европейский суд увидел нарушение статей 3 и 6 европейской Конвенции и признал приговор незаконным и несправедливым. (Гладышев под пытками оговорил себя и получил 19-летний срок заключения) После решения ЕСПЧ, Верховный суд РФ отменил приговор, однако оставил Гладышева под стражей – на основании тяжести предъявленных обвинений. Липцер указала, что в ближайшее время в ЕСПЧ будет подана вторая жалоба Гладышева, теперь уже по 5 статье Конвенции.

Рассказ о деле Гладышева вызвал бурную реакцию присутствующих адвокатов. «Я думаю, что дело Гладышева войдет в анналы практики Европейского суда! Получается, что сам Верховный суд России своим решением нарушил 5 статью Конвенции» — сказала Каринна Москаленко. – «Чтобы подать жалобу в Европейский суд, надо исчерпать все меры правовой защиты в России – а что может быть выше Верховного суда? Куда обращаться, если нарушение допустил сам Верховный суд? Конечно, надо срочно подавать вторую жалобу Гладышева в Страсбург» - подчеркнула Москаленко.

Дискуссия продолжилась обсуждением практики исполнения решения Европейского суда в России. «Сейчас это очень важная тема – исполнение решений. Важно добиваться не только выигрыша дела в суде, но и выполнения этого решения» - сказала Каринна Москаленко.

Дискуссия развернулась вокруг исполнения решений Европейского суда по 7 статье конвенции. Напомним, что 7 статья говорит: «Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением.» (В качестве примера была приведена ставшая уже знаменитой цитата обвинения во втором деле Ходорковского и Лебедева, согласно которой они «создали вертикально-интегрированную компанию с целью хищения нефти»). Если Европейский суд принимает позитивное решение по 7 статье – какие тогда должны быть действия государства по выполнению этого решения? По мнению присутствовавших адвокатов, в этом случае дело должно быть прекращено, а приговор отменен. Однако, если вместе с позитивным решение по 7 статье суд примет подобное решение по 6 статье, выполнение которой требует пересмотра дела? Каким образом в таком случае должно исполняться решение Европейского суда? Пока такой практики не существует, но рано или поздно подобные вопросы могут возникнуть.

Адвокат Центра содействия международной защите Анна Полозова рассказала о жалобе Льва Пономарева, который был арестован на трое суток за неповиновение законным требованиям милиционера. Полозова подчеркнула, что в этом деле возможно применить статью 7 европейской конвенции, поскольку Пономарев был задержан превентивно, чтобы быть не допущенным на митинг в защиту Химкинского леса, за правонарушение, которое он не совершал, поскольку не находился в месте совершения правонарушения в тот момент, который ему инкриминируют.

Несколько слов было сказано и о деле Виталия Бунтова, которому в Европейском суде дан приоритет. На посиделках присутствовала супруга Бунтова и его адвокат. Бунтов обвиняет российские власти в пытках, в результате которых у него были вырваны 20 ногтей.

Большая дискуссия развернулась вокруг вопроса о российских судьях и о том, в чем причина принятия ими неправосудных решений. Участники отметили, что ранее было распространено мнение, что судьи зачастую используют «телефонное право», когда принимают подобные решения. Однако сейчас телефонное право не столь часто применяется, поскольку судьи заранее знают, какого решения от них ждут. «Судьи, к сожалению, очень зависимы, - подчеркнула Каринна Москаленко – ведь им очень легко потерять статус. Например: очень легко создать волокиту у судьи, завалив его делами. А потом лишить его статуса именно за это».

Адвокат Мария Самородкина поставила вопрос о 14 протоколе к Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части последствий выделения ЕСПЧ так называемых «пилотных постановлений». Процедура пилотных постановлений была введена Европейским Судом как ответная реакция на большое количество жалоб, поступающих из некоторых стран в результате системных или структурных внутригосударственных проблем. Результатом такой процедуры является выявление в рамках отдельного дела системных проблем, приведших к нарушению Конвенции, и предписание в постановлении предпринять необходимые меры для исправления ситуации.

В начале 2009 года Европейский Суд по правам человека вынес первое пилотное постановление в отношении России в связи с систематическим неисполнением или длительными задержками исполнения решений национальных судов. Рассмотрев дело “Бурдов против России (№ 2)”, Европейский Суд обязал власти Российской Федерации в течение шести месяцев с момента вступления Постановления в силу создать эффективное внутригосударственное средство (или комплекс средств) правовой защиты в целях обеспечения быстрого и адекватного восстановления нарушенных прав не только Бурдова, но и других заявителей по аналогичным нарушениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд постановил также, что в ожидании принятия вышеуказанных мер со стороны Российской Федерации он приостанавливает на рассмотрение аналогичных дел до 15 сентября 2010 года.

В завершении «Страсбургских посиделок» прозвучало поздравление Центру содействия международной защите с 15-летием со дня официальной регистрации, которая произошла 12 сентября 1995 года. Присутствующие пожелали Центру дальнейших успехов в защите прав российских граждан.

Напомним, что «Страсбургские посиделки» открыты для всех, кто интересуется деятельностью ЕСПЧ: адвокатов, юристов, правозащитников, журналистов, блогеров. Приходите и участвуйте!